New-adres.ru

"Новый адрес" — Юридическая консультация
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Германия: новый закон о соцсетях

Германия: новый закон о соцсетях

Сессия Бундестага, нижней палаты немецкого Парламента, Берлин, 1 февраля 2018 года.

«У властей и общества есть все основания для обеспокоенности распространением незаконного или неправомерного контента, однако новый немецкий закон фундаментально несовершенен, — говорит Венцель Михальски, директор Хьюман Райтс Вотч по Германии. – Он написан размыто и расширительно и вынуждает частные компании играть роль не в меру ретивых цензоров, чтобы избежать крупных штрафов, лишая пользователей защиты со стороны суда или каких-либо других возможностей обжалования».

Известный в Германии под аббревиатурой NetzDG, Закон о мерах в отношении социальных сетей был принят 30 июня 2017 г. и с 1 января 2018 г. в полном объеме вступил в силу.

Закон обязывает крупные сетевые платформы, такие как Facebook, Instagram, Twitter и YouTube, оперативно удалять «незаконный контент», признаваемый таковым по 22 разделам уголовного кодекса. Речь идет о широком круге высказываний: от оскорбления представителей власти до прямых призывов к насилию. Учитывая размер штрафа – до 50 млн евро – компании-операторы уже начали удалять контент.

По меньшей мере три страны – Россия, Сингапур и Филиппины – при разработке аналогичных законов об удалении контента уже прямо ссылались на немецкий прецедент как на модельное законодательство. В России соответствующий законопроект, который находится на рассмотрении в парламенте, как предполагается, сможет быть применен как к крупным соцсетям, так и к интернет-мессенджерам.

Хьюман Райтс Вотч отмечает, что два ключевых аспекта закона нарушают обязательства Германии в области соблюдения свободы слова. Во-первых, бремя ответственности за квалификацию высказываний третьих сторон возлагается на администраторов той или иной соцсети, причем последняя поставлена в условия, когда ей проще и выгоднее удалить сомнительный контент, чем разбираться с ним. Однозначно квалифицировать те или иные высказывания не всегда способен даже суд, поскольку это требует учета нюансов контекста, культуры и права. Компаниям же в условиях жестких временных рамок, которые даются на вынесение решения, и риска подвергнуться крупному штрафу нет большого резона в пограничных ситуациях трактовать сомнения в пользу свободы слова.

Читайте так же:
Закон упрощающий получение гражданства

Germany

Во-вторых, закон не предусматривает ни судебного контроля, ни судебной защиты на тот случай, если администрация соцсети, перестраховавшись, нарушит право человека на свободу слова или на доступ к информации. Такая ситуация чревата превращением крупных сетевых платформ в «неподконтрольные зоны», где правительство может чужими руками осуществлять цензуру без надзора со стороны судебной власти.

В то же время, напоминает Хьюман Райтс Вотч, соцсети, работающие как в Германии, так и в других странах, несут по отношению к пользователям обязательства в области защиты прав человека и должны ограждать их от неправомерных посягательств со стороны третьих акторов. Это включает определение запрещенного контента в пользовательском соглашении, обеспечение наличия механизма информирования о вызывающих вопросы высказываниях, выделение достаточных ресурсов на экспертизу с учетом региональных и языковых особенностей, а также обеспечение наличия каналов обжалования для пользователей, которые посчитают, что их контент был необоснованно заблокирован или удален. Мишенью угроз насилием, вторжения в частную жизнь и ожесточенной травли нередко являются женщины и меньшинства, и это может заставлять людей отказываться от интернета как площадки для информации или провоцировать нападения.

За последний месяц с небольшим критика нового закона усилилась после блокировки контента некоторых популярных пользователей или приостановления доступа к их аккаунтам, хотя, нужно признать, в некоторых случаях это было связано скорее с нарушением пользовательского соглашения, чем собственно с законом.

В числе пользователей, чьи высказывания были подвергнуты цензуре на основании закона или пользовательского соглашения, оказались один из лидеров крайне правой партии «Альтернатива для Германии», сатирический журнал и уличная художница политической направленности. Не исключено, что в аналогичной ситуации оказались и многие другие – менее публичные – фигуры, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Читайте так же:
Срок возврата денег за услугу по закону о защите прав потребителей

На сегодняшний день в Германии против нового закона выступают четыре крупных политических силы: Левые, которые голосовали против его принятия; Свободные демократы и «Альтернатива для Германии», которые не были представлены в парламенте на момент его принятия и “Зеленые”, которые воздержались при голосовании. Высокопоставленный член Христианско-социального союза, входящего на момент разработки законопроекта в правящую коалицию, также высказался против закона.

Канцлер Ангела Меркель в целом высказывается за необходимость регулирования интернета, но не исключает «некоторых корректировок». В обнародованном 7 февраля новом коалиционном соглашении между ХДС/ХСС и СДПГ Закон о мерах в отношении соцстей назван «правильным и важным шагом», но при этом сделана оговорка о том, что правительство будет оценивать пути его «дальнейшего совершенствования».

Против нового закона еще на стадии подготовки выступали многие организации, которые занимаются вопросами прав человека и свободы СМИ. Так, коалиция Global Network Initiate, объединяющая НПО, ученых, инвесторов и корпорации, которые выступают за свободу выражения мнений и уважение частной жизни в интернете, заявляла, что закон будет передавать решения о свободе слова «на аутсорсинг» частным компаниям. Группа из шести неправительственных и отраслевых объединений в открытом письме восьми еврокомиссарам предупреждала о том, что закон будет иметь негативные последствия для свободы слова в сети, стимулируя администраторов удалять контент по первому обращению. Article 19 обнародовала юридический анализ закона, в котором отмечается, что он чреват «серьезным подрывом свободы выражения мнений в Германии и уже служит опасным примером для других стран».

По мнению спецдокладчика ООН по вопросу о праве на свободу мнений и их выражения Дэвида Кайе, который оценивал закон еще на стадии его подготовки, законопроект противоречил международным стандартам прав человека. Правительство, со своей стороны, отстаивало необходимость его принятия, ссылаясь на внесение изменений в более позднюю версию, в частности касательно более гибких сроков удаления контента и планов создания уполномоченного органа по рассмотрению сложных случаев. Однако основное замечание спецдокладчика о возложении на частные компании обязанностей по регулированию реализации права на свободное выражение мнений так и не было учтено.

Читайте так же:
До скольки лет по закону отец должен платить алименты

«Своим законом о соцсетях Германия подрывает свободу слова в собственной стране и создает тревожный прецедент для других государств, которые притесняют свободу художественного творчества, социальную критику, политический активизм или независимую журналистику онлайн, — говорит Венцель Михальски. – Заставлять компании выполнять за правительство роль цензоров – это довольно сомнительная затея даже в демократическом государстве, не говоря уже о далеких от верховенства закона странах, где это выглядит откровенно беспринципно».

Теперь за мат в соцсетях наказывают?

— Штрафы введены именно для собственников социальных сетей — «Одноклассников», «ВКонтакте», Twitter, Facebook и так далее, — объясняет юрист, адвокат по гражданским и уголовным делам Андрей Конышев. — Если владелец — физическое лицо, штраф для него составит рублей, для должностных лиц — , для юрлиц — рублей. И то эти штрафы налагаются в случае, если соцсети не убрали контент, на который им указали. В основном этим занимается Роскомнадзор: он присылает на почту администрации соцсетей письмо со скриншотом, ссылкой и просьбой такой контент удалить. Пользователи, как физические лица, по данному закону к ответственности привлекаться не могут.

— Закон больше предусматривает порядок взаимодействия администрации сайтов с Роскомнадзором и ориентирован не на пользователей как таковых, а на систему удаления контента с противоправной информацией, — добавляет юрист компании «Бенефактум» Денис Валдеев.

Полный список интернет-запрещенки

Инфографика: Виталий Калистратов / Сеть городских порталов

Лучший отзыв ноября: с карты Привата исчезало по $1 ежеминутно. Сняли более 22 тыс. грн

Редакция «Минфина» выбрала победителя конкурса на лучший отзыв месяца. В ноябре им стал пользователь под ником Viktoria2204, которая рассказала о мошеннических операциях с картой Приватбанка.

Лучшый отзыв, отзывы о банках, отзывы клиентов, Приватбанк, мошенничество, деньги, банковская карта

«Минус» $1 ежеминутно

«7 листопада в 13:01 з моєї зарплатної картки було знято, а потім повернуто 1$ сервісом Google Huga Do. Через хвилину транзакція повторилася: було знято, а потім повернуто 1$», — рассказывает клиентка.

Читайте так же:
По закону можно ли вернуть обои после 14 дней

Через два часа сервис начал снимать по 1$ (26,12 грн по курсу на тот день) каждую минуту. Таким образом транзакции с одинаковым временным интервалом повторились 26 раз — с карты списали средства суммой 702 грн. Но, по словам пострадавшей, банку это подозрительным не показалось.

На этом история не завершилась. «Цього ж дня в 23:58 сервіс Google G arena почав так само знімати по 1$ вже з інтервалом 30 сек. Всього було 875 (!) транзакцій на загальну суму 22 855 грн!», — жалуется читатель «Минфина».

Никакого смс или звонка от банка

Однако все это время банк никак не реагировал на подозрительные транзакции. «Я отримала смс про підозрілі дії тільки 9 листопада о 13 годині! Цього ж дня я звернулася у відділення банку. Були зроблені роздруківки щодо зняття коштів і відправлені у службу безпеки банку», — делится автор отзыва.

Менеджер обещала, что клиентке позвонят. Но проблема остается нерешенной до сих пор.

Пользователь не понимает, почему должна платить за ошибки банка и кто ей вернет личные средства. «Банківська картка весь цей час була зі мною. Жодного разу я не розраховувалася нею в інтернеті, адже для цього маю віртуальну картку. Нікому пін-код не передавала», — отмечает она.

Что говорят в Приватбанке

Минфин обратился в банк, чтобы узнать, когда вернут пострадавшей списанные средства. В пресс-службе Привата пока что не дали никаких утешительных прогнозов:

«Согласно правилам платежной системы, банк отправил запросы на возврат сумм в международную платежную систему. Срок рассмотрения по нормам платежной системы может составлять до 120 дней. Этим мы не можем управлять, хотя ускоряем процесс, как можем».

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
Закон о защите прав потребителей возврат товара в течение 14 дней
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector